Центр современной скульптуры и дизайна

Ц
е
н
т
р
с
о
в
р
е
м
е
н
н
о
й
С
к
у
л
ь
п
т
у
р
ы
и
д
и
з
а
й
н
а
en
en

Метаренессанс

Метаренессанс — гуманитарное проектирование реальности.

Метаренессанс — это манифест ЦССД МЕТАОБЪЕКТ. 
Это философия пробуждённого общества.
Эта активная, созидательная и антиконформистская позиция.
Это переосмысление прежнего опыта ради постановки новых продуктивных задач.
Метаренессанс может дать ответ, куда мы движемся, какое общество мы можем построить, и какая роль отведена искусству.

Метаренессанс – это запрос или даже вызов ко всему творчески мыслящему обществу, пофантазировать на предмет идеального мира. Это призыв подумать сообща о нашем общем будущем, каким мы хотим его видеть уже завтра.

Мы привыкли к тому, что проектировать можно различные технологические решения. Но проектировать можно и эмоциональный климат. В этом процессе искусство обретает новый смысл, оно инспирирует и создаёт визуальные образы и аллегории, способствующие формированию благоприятной психологической атмосферы и нового имиджа человечества. Оно по кирпичику строит новый воображаемый мир, который с каждым днём становится всё реальнее. Это очень многогранный, многомерный  и сложный процесс, и если сейчас, возможно, он вызывает недопонимание и даже недоумение, то в будущем он станет одним из важнейших и основополагающих. Основная проблема в том, что мы не привыкли так мыслить, наше сознание в большей степени рефлексивно, нежели креативно, и в связи с этим, у нас на эту тему совершенно не развито воображение, и в лучшем случае есть  лишь  скудный набор шаблонов. Однако есть определённый процент людей, которые способны опираться не на существующую данность, и не на негативный опыт, а на отвлечённое представление о том, как могло бы быть. И этот процесс не основан на борьбе или противопоставлении, он является свободным созиданием воображаемого.

Представьте себе как можно с любовью и вниманием, продумывая и прописывая все тонкости и детали, конструировать будущее, то в котором хотелось бы жить, будущее для себя и своих детей, будущее для всех. Золотой век, венец цивилизации, всё лучшее, собрать в единую картину, в концепцию совершенного общества. Пока мы это не придумаем, не изобразим, это не произойдёт, но как только этот эскиз обретёт чёткие очертания, как только этот коллективный проект будет придуман, прорисован с гиперреалистичной точностью, можно считать, что он уже случился. Он будет настолько убедительный и располагающий, красивый, мудрый, глубокий, и совершенный, что все поверят и не захотят ничего другого кроме него. Но это работа коллективная, параллельная, полифоническая, сотен тысяч, миллионов  людей. Важно лишь дать направление и увлечь их. Сделать первый шаг, запустить цепную реакцию, активировать воображение. Мы, каждый из нас, ответственны за то, что происходит, за наше настоящее и наше будущее. Мы создаём реальность, своим мышлением, отношением, словами, поступками, верой, намерением, вниманием, осознанием. Это касается не только и не столько жизни каждого в отдельности, сколько нашего общего мира. Когда мы заняты лишь собственной жизнью, мы не можем изменить мир, мы подстраиваемся под него, под то мироустройство, которое существует, которое несовершенно и, по большому счёту, никого не устраивает. Подстраиваясь, мы укрепляем и продолжаем его, несём его дальше, позволяем ему оставаться  неизменным. Когда же мы все начинаем думать об общем идеальном мире, каким ему следует быть в общих интересах, он меняется по нашему представлению.

Почему Метаренессанс, потому, что это возрождение, по крупицам, того, чего ещё никогда не было в завершённом виде. Дефрагментация образа, мечты, которая всегда присутствовала, но, по разным причинам никогда не могла и даже не надеялась стать реальностью. Сейчас в наш информационный век это наконец стало возможным. Собрать все фрагменты, наладить между ними связи, дополнить недостающие элементы. Время и расстояние стали условны. Люди стали связаны между собой как нейроны единого планетарного мозга. Подобное, в информационном поле, способно моментально притягиваются к подобному . Информационные коды способны распространяться мгновенно и повсеместно. Мы на пороге зарождения новой  единой расы – земляне, и нового вида — например, Нomo Сreatrix. Человечество стало единым мыслящим организмом, и в этой ситуации открываются новые, безграничные возможности, и искусство в этой связи обретает иной смысл. Оно становится инструментом конструирования, визуализации предстоящих процессов. Творческой лабораторией, где рождаются  голографические образы будущего, его тонкие настройки и визуальные ориентиры новой высокой этики. Оно иллюстрирует и предвещает завтрашний день. Оно подготавливает и настраивает к нему, создаёт правильный эмоциональную среду. Оно генерирует идеи, образы, сценарии, цели и мечты, у которых, возможно, лишь один шаг до реальности.

Это уже другое искусство. У него другие цели, мотивации, другие медиа, возможно, другой язык и система образов. Но в нём прочитывается одна сквозная тема – созидание, воссоединение, гармонизация. Так искусство становится важным информационным и визуальным материалом для создания обновлённого мира, его эскизом и его прелюдией.

Плохо, когда руки не поспевают за головой, но хуже когда голова не поспевает за руками. Человечество увлечено техническим прогрессом, созданием искусственного интеллекта, и стремительно движется в этом направлении. Но всё это инструмент, ресурс  в руках человека. Насколько мы разумны, чтобы правильно распоряжаться этим ресурсом, или он лишь многократно усугубит существующие проблемы, оказавшись в руках дикарей? Проблема лежит не в самом человеке,  а в искажённой картине массового сознания, в системе отношений и доминирующих ценностях.  Искусство может выступать коммуникативным агентом, социальным регулятором, общественно значимым образованием креативных решений и расстановки этических ориентиров. Оно может возложить на себя ответственную функцию, стать легализованным аппаратом мышления, творческим отделом коллективного разума, работающим не в личных интересах, а во благо человечества. И это вопрос не альтруизма или самопожертвования, а лишь постановки определённых творческих задач и целей, понятных и близких всем и каждому.

В истории была масса попыток создать локальный «идеальный» мир, но эти эксперименты  были изолированные, они являлись противопоставлением большому миру, и в этом была их главная проблема. Метаренессанс – это пример массового, транснационального, глобального  явления, которое не имеет локацию, а является принципом позитивного, созидательного мышления, а также  новым направлением в искусстве, который, в свою очередь, способен распространять и популяризировать этот принцип.

 

Метаренессанс и гуманизм в искусстве.

Гуманизм — это то, что определяет нас как людей.  Это  синоним человечности, но не антропоморфности. Это то, что позволяет нам называться достойными хозяевами нашей земли, то что определяет лицо нашей цивилизации, то с чем, гипотетически, мы можем предстать перед более высшими формами жизни. Это то лучшее, что есть в нас, как в виде.

 

Идеи гуманизма направлены на поиск решений, как можно жить вместе не по законам конкуренции и выживания, а по принципиально иным правилам. Это сугубо рациональный подход, принцип разумного эгоизма, когда процветает и отдельная особь и сообщество в целом. Возможно ли это, и насколько совершенной будет эта система. Возможно ли, чтобы она была не ограничивающей, не сдерживающей, а естественной? Об этом думают и пишут, строят теории и догадки  гуманисты уже тысячи лет. И именно эти люди остались в истории как пример великих мыслителей, как гордость нашей цивилизации. Но какими бы светлыми не были их идеи, со временем они теряют жизнеспособность и требуют обновлений. Иными словами, для того чтобы поддерживать огонь гуманистических идей в него постоянно нужно подбрасывать дров. Переосмысливать, обновлять, перефразировать, изменять ракурс в контексте настоящего времени. Старые угли способны разжечь новые дрова, но не способны сами дать огня и света. Метаренессанс — это новая попытка поиска смысла.

Новая этика тождественности.

Новым мы называем не то, что никогда не было озвучено, а то, что реально не присутствует в нашей жизни, то, что является уже не теорией, а программой  к действию.

Новая этика в обнаружении общности. Суть её в том, чтобы видеть не различия, а схожесть. Мы можем всё превращать в радость и удовольствие, находить общие темы и интересы. Мы можем радоваться общему и общности. А своё индивидуальное оставим себе, ведь оно дорого и ценно лишь нам. Наша индивидуальность, в первую очередь, интересна и нужна нам самим. Это наш личный опыт, и нет смысла его кому-либо навязывать. Никто не претендует на чужую точку зрения, и никто не оценит её так, как её обладатель. Это наше, и если оно не приносит радости даже нам самим, значит это что-то совсем не нужное и стоит поискать что то другое. Как правило доказывая свою правоту другим мы пытаемся доказать её прежде всего самому себе, так как сами сомневаемся. Но бывает и так, что она становится интересной для других, когда она развивает их. И это их личный свободный выбор, без принуждения.

Можно заметить, что люди в большинстве своём настроены на противопоставления. Они способны объединяться не ради единства, а против  чего либо. Возьмём универсальный пример противостояния консерваторов с новаторами. Их объединение по общему признаку, является контрмерой. На деле, в каждом сообществе, в разных плоскостях, существует масса разногласий, порой более принципиальных, нежели тот единственный объединяющий фактор. Любая консолидация, на национальном уровне, на государственном, в спорте, в политике и т.д., происходит на фоне внешнего противостояния. Но если бы оба антагониста стали бы искать точки соприкосновения и объединяющие темы то, противостояние потеряло бы смысл, оно бы растворилось. Все границы формальны, условны и вымышлены. Общего, обобщающего в нас на много больше, чем разобщающего. Различия всегда ведут к разладу, к спору, к разделению, к борьбе за правоту, за первенство. Общность всегда примиряющая, и в ней есть радость единства. Всегда можно обнаружить её даже в самых не похожих вещах и это станет точкой соприкосновения, связующим звеном. Общность должна быть всегда приоритетнее различия.

 

Негативный опыт и дефицит позитивных идей.

Сейчас наш мир стал значительно цивилизованнее. Декларированы права человека, понятия этичности и человечности у всех на слуху, они легализованы и сильны. Любые отклонения предаются общественному осуждению. Всё античеловеческое вынуждено действовать тайком и не легально. Но есть и слабые места. Мы не можем поверить, что гуманизм может стать тотальным, мы признаём, что идеи утопичны и провальны, и правила предполагают массу исключений. Сколько светлых идей подверглись девальвации, спекуляции, выродились, мутировали в монстров. История человечества, это сплошные войны. Мы имеем огромный негативный опыт и так мало позитивного. Мы знаем какой может быть ад, но ничего не знаем про рай. Каждый может представить лишь то, на что способно его воображение.  У нас тотальный дефицит позитивных идей. Надо пробовать, а вдруг «рай» возможен, и вдруг он не такой уж и скучный, пошлый и приторный, как многие боятся. Мы можем сами фантазировать, каким ему быть, и  придумать его вместе, сообща. Создание позитивного визуального контента может оказать заметное влияние на психологическую среду, эмоциональный климат и  процесс формирования нового мышления В этой связи роль искусства и отдельно взятого деятеля искусств, обретает огромное значение.

 

Новая мода.

Быть немного наивным, открытым, чистым сейчас как-то не модно. В моде  скептицизм, всякого рода маски, броня, неуязвимость. Но мода быстро меняется, а есть то, что не меняется никогда. Суть природы человека, его истинные глубинные потребности, не социального, а сугубо личного характера. Через это мы приходим к общим, глобальным и объединяющим темам. А давайте пофантазируем, а что если  ввести в моду кардинально другое: искренность,  широту души, человеколюбие, меценатство, добродушие. Это всё качества  больших и сильных людей -гармоничных, открытых, живущих собственной жизнью, по своим правилам, уверенных в себе, ничего не боящихся. Это качества хозяев своей жизни, которые могут себе позволить добрый жест, могут быть расслаблены и человеколюбивы . Разве это не красивый образ, чтобы захотеть стремиться к нему. Чтобы даже если не быть таким, то хотя бы казаться). Пускай в игровой форме, пускай понарошку. Постепенно это войдёт в привычку, станет признаком хорошего тона, станет нормой для всех. Пускай, на начальном уровне, это будет предметом соревнования, кто щедрей, милосерднее, кто сделал больше добрых дел. Разве это не может стать, если не сутью, то хотя бы стилем нового века?

 

Роль искусства Метаренессанса.

Мы все живём в едином пространстве социума, и раздираем его на куски. У нас нет понимания общего мира, который одновременно и для всех и для каждого, и его не надо делить, им надо радоваться всем вместе. И такие ценности надо прививать с детства, в школах, об этом нужно повсеместно говорить и показывать примеры. Формирование городского общественного пространства, основанного на этих принципах, это первый шаг наглядной демонстрации новой философии жизни. Городская среда с присутствием произведений искусства меняет её качество и отношение к ней. Меняется её образ и назначение. Из рационального, функционального пространства она становится культурной, благорасположенной и побуждающей к внутреннему развитию средой. Мы выходим на улицу не просто, чтобы дойти до магазина или до метро, а чтобы получить эстетические и эмоциональные впечатления, возможно более глубокие и сильные, чем те, которые мы можем получить сидя у себя в квартире.

Искусство это язык, средство коммуникаций, медиум. Произведение искусства это изречение автора. Любое высказывание предполагает адресат, и мотивирующую цель. Здесь возникает вопрос мотивации, зачем это надо автору. Очень часто, глядя на произведение, сложно ответить на этот вопрос. Но в гуманистическом искусстве всё значительно проще. Автор пребывает в просветлённом состоянии и с радостью делится им. Он имеет острое желание донести своё состояние до других, это становится  его социальным вкладом, актом дарения. Чем больше будет таких прецедентов, чем больше фиксаций инсайта будет появляться в общественной среде, тем благорасположеннее, комфортнее и полезнее будет становиться эмоциональный климат наших городов.

Воспринимать искусство как зеркало жизни — это слишком пассивный подход, а уж тем более, как сферу услуг и развлечений. Главная, революционная задача Метаренессанса, сменить роль искусства с функции украшения или отражения, на функцию целеположения. Пора обозначить активную роль искусства как авангарда, идеолога, футуриста, предвестника завтрашнего дня. Ведь искусство способно изменить мир, своими инициативами, идеями, образами, своим примером. Оно может и должно идти в авангарде общества  воодушевлять, ломать стены, открывать двери, прокладывать пути, обозначать ориентиры, ставить безумные дерзкие цели, учить своим примером других, быть живыми, свободными, увлечёнными, мечтательными и бесстрашными. И в тоже время оно, как гироскоп вечных ценностей, сохраняет адекватность и стабильность, когда общество испытывает турбулентность или  дает опасный крен.

Метаренессанс — искусство для человека. Суть его состоит в позитивном посыле, направленном к «человеческому» в человеке. Никогда ранее, в истории искусств, не было программной установки – искусство для человека, искусство для души, искусство во благо человека. Искусство для человека универсального, безотносительно его положения и статуса. И то, что оно периодически являлось таковым, было не системным, а побочным продуктом совсем других задач. Искусство на протяжении веков служило власти, элите, церкви, искусство являлось украшением жизни, атрибутом исключительности, в двадцатом веке появилась новая тенденция, искусство самоизолировалось и стало быть ради самого искусства. С появлением арт-рынка оно всё более стало походить на товар, на продукт маркетинговых технологий.  Самое демократическое и народное направления в искусстве — поп-арт является визуальной констатацией и возведением в культ, всей  той поверхностной и бессмысленной мишуры, которой итак перенасыщена повседневная жизнь, не принося в неё ничего человеческого, а напротив ещё более отдаляясь от него. Концептуальное, актуальное, академическое и т.д. искусство все эти многочисленные форматы определяют, контекст, методологию и форму презентации, но никак не определяют сам посыл произведения. В настоящий момент, как в прочем и никогда ранее, не было определения современного по форме, и гуманистического по содержанию искусства. Гуманистическое искусство апеллирует к первоосновам человека, к тому универсальному ядру, которое является объединяющим фактором для всех людей и всего живого. Это путь к себе, и путь к пониманию единства мира. При внешнем многообразии, на глубинном уровне, по своей сути, все люди схожи. Под масками разных ролей, под паутиной забот и проблем, под гнётом травм или амбиций скрывается человек с универсальным набором ценностей. В каждом, кем бы он ни был, продолжает жить ребёнок. Каждый хочет любви, успокоения, поддержки, внутреннего баланса, свободы, защищённости, увлечённости, уважения, и  смысла собственного существования. И каждый пытается обрести это в силу своего понимания, разными средствами. Все патологии – это результат отчаяния. Любой психолог подтвердит, что природа всех фобий и маний, жестокости, скепсиса, закрытости, депрессий в травмированности цельной сущности человека, в недостатке любви, понимания, в одиночестве, страхе, разочаровании, негативном и болезненном жизненном опыте. В итоге получается, что всё противоречивое многообразие поведенческих моделей и психотипов,  является следствием уникальных комбинаций травмирующих факторов. Все люди, подсознательно, хотят быть здоровыми и счастливыми, вернуться в изначальное универсальное единое состояние собственной цельности и гармонии. Быть свободным, открытым, быть автором своей жизни. Далеко не каждый может себе это позволить даже в мыслях, но и те кто могут  не всегда понимают как к этому прийти. Именно эти вопросы внутренней продуктивной работы и есть основная тема гуманистического искусства. Это внешний визуальные импульсы ориентирующие и координирующие внутренние процессы саморазвития человека.

Гуманизм это любовь к людям. Это очень высокий уровень духовного развития, который сложно обрести и еще сложнее сохранять. Творческий акт, состояние творческого транса, способны временно изменить человека, вывести на более высокий качественный уровень человечности. В этом состоянии вдохновения, он одухотворен, окрылен, в нём открывается всё самое лучшее, и произведение фиксирует и впоследствии транслирует  это состояние. То есть, художнику даже  не обязательно быть гуманистом в повседневности, но важно испытать этот прилив в момент творчества. Ему даже не обязательно любить всех людей, важно испытывать это чувство хоть к кому-то, и посвящать свою работу этому чувству или этому человеку, и тогда само произведение сохранит и будет передавать это чувство уже каждому зрителю на протяжении многих веков.

Питательная среда

Разве не удивительно,что искусство ренессанса, спустя пять веков, до сих пор восхищает наше воображение, трогает до глубину души. Это был эмоциональный подъём, воодушевление, красота. Что мешает нам воссоздать эти настроения сейчас, не реконструировать, а пережить вновь, в новой форме и новом качестве. Эпоха ренессанса основывалась на религиозных и мифологических сюжетах. Сейчас новая религия, новая мифология. Она вобрала в себя весь прошлый и новый опыт. Она представляет уже в большей степени не трансцендентный, а синергетический подход. Отдельная религия из догматического учения, превратилась в  материал единой фрактальной системы этических ценностей. Изменилась форма презентации, ассоциативно-образный аппарат восприятия, психология, эстетика, информационное поле. Всё это говорит о том, что новый ренессанс, сохраняя вектор устремления, будет принципиально другим и по форме и по содержанию. В этой связи приставка «Мета» в термине «Метаренессанс», означает нелинейный, многоплановый, сложносоставной  характер явления. Метаренессанс — это возрождение духа, той большой человеческой сущности, которая спит в каждом из нас. Метаренессанс — это новый всплеск восхищения божественной красотой мира и человека в нём. Мира внешнего и мира внутреннего.

Новый ренессанс не может возникнуть в полной мере в замкнутой среде художественного мира, ему нужна поддержка и интерес со стороны общества, которому надо понять, что новые культурные ценности и достопримечательности это не увековечивание былых достижений. Это создание новых произведений, новых художественных образов, это новые достижения. Поддержка художников это не социальная задача, это вполне прагматический подход по использованию существующих творческих ресурсов, раскрытию потенциалов. Это тот случай когда не возможно отложить вопрос на будущее потому, что ныне живущие художники проживут свою жизнь не реализовавшись, они просто не сделают то, что могли бы сделать, не раскроются во всей своей силе. Лишь благодаря поддержке и запросу, к примеру, Флоренция или Венеция стали такими какими мы их знаем сейчас. Одни художники при всём своём желании ничего бы не сделали. Процент гениев  во все века был примерно одинаковый, но важны еще и условия, чтобы талант раскрылся в полной мере. Этими условиями является запрос от социума, от государства, от разных организаций, мода на искусство и культуру. И на этой благодатной почве сразу появятся достойные всходы.

Искусство Метаренессанса, какое оно?

Это искусство, которое расширяет душу, открывает горизонты, дает ориентиры для внутренних устремлений и развития, учит видеть и ценить прекрасное, развивает чувственность, воображение, показывает глубину, сложность в простом, и простоту в сложном. Это язык метафор, аллегорий, образов. Произведение искусства подобно книге, чем дольше смотрим, тем больше открываем нового, проходит время, в нас  что-то меняется и мы перечитываем ее вновь, уже глядя другими глазами и находя опять что-то новое. Оно возвращает нас в гармоничное состояние, созерцания, размышлений, тонких внутренних ощущений. И оно всегда про что-то светлое. Свет может быть разный: яркий, приглушённый, направленный, рассеянный, преломлённый, прозрачный, насыщенный, мерцающий, отдалённый или приближенный, внутренний или внешний, слепящий или еле тлеющий. Может быть просто свет, радость от света, или мечта о нем, тоска, воспоминание, стремление, предвкушение и т. д. Но всё это про свет. Когда мы смотрим на такое произведение, мы видим в нём свет, мы думаем о нём и чувствуем его, или оно рождает в нас этот  свет. Оно прибавляет света в нашем мире и в нашей жизни. Оно формирует гуманистическую среду. Визуальную систему ориентиров и маркеров  человечности. И это оказывается очень полезно и действенно, это придаёт жизненные силы, возвращает нас к чему-то главному, утверждает и стабилизирует в пространстве неопределённости значимые ценности.  Искусство Метаренессанса , отличается от искусства Ренессанса хотя бы потому, что в двадцатом веке мы обрели навыки образного, абстрактного и эклектического мышления. Нам уже не нужна повествовательность, чтобы передать сюжет или состояние, не нужна постановочность, не нужен фарватер стиля. Искусство становится спонтанной вспышкой озарения в какой-то не преднамеренной и совершенно не предсказуемой форме.

Художник метаренессанса, практически как иконописец, должен готовить себя к акту творчества, приводить себя в сбалансированное, просветлённое состояние. Он должен творить лишь тогда, когда не может не творить. Он должен понимать глубину и сакральность творческого процесса, чувствовать миссию привнесения в мир «нового» и ответственность за его качество и содержание. Художником может быть каждый и, в итоге художником должен стать каждый. Это не профессия, это естественное состояние души. Творчество — это не техника и не ремесло, это, в первую очередь, внутренняя созидательная сила.

Изменчивость и неизменность.

Сейчас выросло новое поколение молодых людей. Они другие, и они опять лучше взрослых. Они чище и честнее. Они готовы к новой жизни, к новому миру. Закостеневшие уставшие и разочарованные взрослые, со старыми моделями и правилами, со старыми понятиями, которые их же самих когда-то отравили и состарили, навязывают их новому поколению, мешают естественному развития и обновлению. Сейчас время ускорилось на столько, что стало невозможно в течение жизни не обновляться и не меняться множество раз. Закостенелость и не открытость новому, тормозит развитие и создаёт искусственные когнитивные конфликты. Мы вынуждены меняться, пребывать в синхронизации с быстро меняющимся временем, и единственное, что остаётся в нас неизменным, это наша глубинная универсальная  сущность, которая достаточно ёмко  отражается в слове «человечность». Это та константа, которую мы стремимся обнаружить и выявить в себе и в других, та область исследования, которая способна привести нас к единству и взаимопониманию. Обращение к этой теме с пристальностью учёного или образностью поэта, во всех ракурсах, и с разной оптикой, с целью разглядеть и зафиксировать её реальное присутствие, её неоспоримую ценность и пользу для всех и каждого, это и есть основной манифест эпохи метаренессанса.

© Сергей Соболев